Пища ратных людей

Обычную пищу простых ратных людей составляли суха­ри и толокно. Поджаренная овсяная мука, разведен­ная водой; лук и чеснок служили им любимой приправой. Помещик имел с собой запасы ветчины или другого како­го копченого или соленого мяса, соленой и сушеной рыбы, круп, пшеничной муки, соли, сыру . В его вьюке находились медный котелок и прочая походная посуда; а трут и огниво давали ему возможность развести огонь на привале. В случае нужды господин довольство­вался тем же, что ели его слуги; если он съедал их скудные запасы, то слуги иногда голодали по нескольку дней. Точно так же неприхотливы были русские люди и относительно своего помещения; начальники имели па­латки, а простые ратники делали себе шалаши из прутьев и покрывали их войлоками; иногда пригибали к земле ветви кустарника, раскидывали над ними свои епанчи и таким образом укрывались от непогоды.

Один иноземец (Ад. Климент) приблизительно такими риторическими чертами изображает закал русских ратников: «Эти люди невероятно способные терпеть стужу и голод. Когда зем­ля белеет глубокими снегами и закоченела, скованная жестоким морозом, наш Сармат, разостлав свою епанчу на сучьях с той стороны, откуда свирепствует ветер или метель, разводит небольшой костер. Обитатель снегов, он добывает воду из замерзшей речки и, смешав ее с овся­ной мукой, устраивает свое пиршество. После такого роскошного ужина он ложится у огня, распростершись па окоченелой почве. Сия почва служит ему периной, а пень или камень изголовьем». Разумеется, наиболее знат­ные и богатые начальники брали с собой в поход многих холопей, обильные съестные припасы и располагались в просторных украшенных шатрах; к своему столу они нередко приглашали своих подчиненных.


Как терпеливы и неприхотливы были люди, такими же качествами отличались и их кони. Обыкновенно это были мерины небольшого роста, но крепкие и чрезвычайно вы­носливые. На походе они довольствовались подножным кор­мом. Поэтому когда войско становилось лагерем, то оно занимало большое пространство, оставляя между палатка­ми и шалашами пустые места для пастьбы лошадей. Они были не подкованы, на легких уздах; могли без отдыха бежать 7 или 8 часов; могли не иметь никакого корму по целым суткам и все-таки служили до 20-летнего возраста.