Писцовые книги

Главной подготовительной мерой против незаконных крестьянских уходов послужили писцовые книги. Подробные земельные описи с указанием их жителей, перечисленных почти поименно, а также с вычислением пашен, лугов, лесу, разных угодьев и, разумеется, с ука­занием оброков и податей, которые накладывались по вытям. По известному количеству десятин пахотной земли. Эти писцовые книги со времен Ивана III составля­ли одну из важнейших правительственных забот; но с особенной энергией они были ведены при Федоре Ива­новиче в конце 80-х и начале 90-х годов XVI столетия. Когда таким образом приведены были в известность зем­ли, села и деревни преимущественно серединной полосы Московского государства, тогда последовали указы, кото­рые должны были служить руководной нитью в хаосе судебных исков о беглых крестьянах и вместе с тем значительно стеснить возможность крестьянских выхо­дов без «отказа».

Первый из­вестный нам указ такого рода издан был 24 ноября 1597 года. «Царь и великий Князь Федор Иванович всея Руси указал, и бояре приговорили» тех крестьян, которые выбежали из поместий и вотчин, как служилых людей, так и церковных, за пять лет до сего указа, «сыскивать накрепко» и «по суду и сыску тех беглых крестьян с женами и детьми и со всеми животы возити назад, где кто жил». А те крестьяне, которые ушли за шесть и более лет, пусть остаются со своими новыми землевладельцами, если в течение сего времени их прежние помещики и вотчинники на них не били челом Государю. Но те дела о беглых крестьянах, которые уже начались («засужены») приказано «вершити по суду и сыску». Следовательно, этим указом полагается пятилетняя давность для возвра­щения беглых крестьян на прежние места, давность, при­уроченная в данном случае к первой четверти 90-х годов XVI столетия, т. Е. Ко времени наиболее полного составле­ния писцовых книг. В сем указе, как мы видим, еще нет речи о прямом запрещении крестьянских переходов во­обще. Он говорит только о «беглых», а таковыми, повто­ряем, считались те крестьяне, которые уходили с своего участка без «отказу» .

Не заплатив владельцу за пожи­лое и не возвратив ему ссуду, вообще не рассчитавшись с ним по закону. Но так как подобные расчеты в действи­тельности случались очень редко и тем более, что владе­лец, не желавший отпустить крестьянина, всегда мог предъявить увеличенные, неисполнимые требования, то крестьянские переходы в огромном большинстве случаев уже давно обратились в незаконные уходы или побеги. Поэтому указ 1597 года в сущности был направлен и против крестьянских переходов вообще.