Писание новых икон

Для примера укажем некоторые части иконы Верую, написанной живописцем Василием Мамыревым,  одной из тех икон, против которых восстал Висковатый. Пер­вым словам Символа Веры, относящимся к Богу Отцу, соответствует изображение в облаках Господа Саваофа; перед ним стоял Адам и Ева; тут же земля, море, рыбы, деревья, трава, звери, скот, птицы, солнце, луна, звезды. Все творение. Словам И воединого Господа Иисуса Христа отвечает Преображение Господне; Нас ради че­ловек Благовещение; И Марии Девы вочеловечьшася  Рождество Христово с волхвами, пришедшими на покло­нение; И воскресшего  Воскресение Христово Возшедшего на небеса  Вознесение.

И паки грядущего со сла­вою судити  изображение Страшного Суда; И в Духа Святого Сошествие Св. Духа в виде голубя. И воедину святую Соборную и Апостольскую Церковь  представ­лена церковь о пяти верхах (главах); в ней апостол Петр с Евангелием в руке; перед ним народ; на правой стороне от него Иоанн Богослов с чашей, которую подает народу; позади церкви виден город и т. Д. Таким образом, Символ веры развертывается перед глазами молящихся в виде живописной величественной поэмы, наглядно изобража­ющей все члены этого Символа. Вся икона распадалась на три отдельные доски, поставленные в разные киоты, а каждая доска делилась на особые эпизоды.


Одновременно с писанием новых икон призванные в Москву новгородско-псковские мастера расписывали своды и стены царских палат. Тут между прочим яви­лось изображение Спасителя на херувимах, с подписью: Премудрость Иисус Христос (древнейшее символичес­кое представление св. Софии). Направо от него дверь, в которой в виде человеческих (вероятно, женских) фигур изображались: Мужество, Разум, Чистота, Правда  как свидетельствовали подписи к ним; налево другая дверь с такими же фигурами, олицетворявшими: Блуждение, Бе­зумие, Нечистоту, Неправду. Между дверей внизу семи­главый Дьявол; над ним стоит Жизнь со светильником в правой руке и с копьем в левой . Подобные симво­лические фигуры или притчи также смущали Висковатого, и он заметил: «в палате в Середней Государя нашего написан образ Спасов, да туто ж близко от него жонка, спустя рукава кабы пляшет, а подписано над нею: блужение». Вообще Висковатый соблазнялся тем, что рус­ские иконописцы начали заимствовать некоторые изоб­ражения у западных или латинских мастеров, как это объяснилось ему из бесед с каким-то ляхом, по имени Матисом.