Переводы из Византийской литературы

В XVI веке, как и прежде, собственно русские произ­ведения составляли только часть в целом составе нашей древней письменности, наполненной по преимуществу произведениями переводными. Переводами из Ви­зантийской литературы. Но переводы эти не были точ­ным воспроизведением подлинников, а наоборот, отлича­лись от них многими или сокращениями, или вставками, и являлись, скорее, самостоятельными переделками, при­способленными к русским понятиям и вкусам. Даже и переводы собственно югославянские подвергались подоб­ным приспособлениям, благодаря которым получали рус­скую окраску или русскую редакцию и тем в большей степени, чем чаще переписывались. Чем распростра­неннее было произведение.

К заимствованным из Визан­тии и переделанным на русский лад произведениям при­надлежали многочисленные повести и сказания как ду­ховного, так и светского содержания, и чем обильнее в них был элемент чудесного, сказочного, тем более при­влекали они русских читателей. Образцом подобных про­изведений, повествовавшим русским людям о древних странах и народах, служат известные с VI века в нашей письменности повести о Вавилонском царстве. Повести эти вращаются главным образом около запустевшего гра­да Вавилона, которого стены обвил спящий исполинский змей, так что его хобот (хвост) в городских воротах сходился с его пастью. Когда кто-либо из иноземцев, проникших в город и выносивших из него сокровища, задевал змея и будил его, то он издавал такой рев и свист, от которого падали воины и кони подступавшей к городу чужеземной рати. Подобные же заимствованные произведения представляют повести о прекрасном гре­ческом витязе Девгении, об Иверской царевне Динаре (под которой разумеется знаменитая Грузинская царица Тамара).


К первой половине XVI века относятся сочинения некоего западнорусского выходца Ивана Пересветова, именно его сказания о Турском царе Магомете и Волос­ком воеводе Петре; в них автор восхваляет строгое, даже жестокое правосудие турецкого султана Магомета, кото­рый с неправедных судей с живых кожу сдирал и тем водворил правду в своей земле. Его правление ставится в пример русскому царю (молодому Ивану Васильевичу): в Московском царстве хотя вера настоящая православная, но вельможи держат города и волости (в кормлении) и неправым судом богатеют от слез и от крови народной.:)то нравоучение относительно жестокого обращения с вельможами, как известно, пошло в прок Ивану IV, хотя правосудия в русской земле он не водвори.