Переход еврейства в Западную Русь

Евреи, переселявшиеся из Германии в Польшу, отсю­да двигались далее и переходили в Западную Русь, где в свою очередь приобретали покровительство некоторых местных князей. Особенно радушно принимали их в сво­их областях Даниил Романович Галицкий и его преемни­ки, опустошенные татарами города они старались напол­нить не одними русскими жителями, но также немцами, армянами и жидами. Когда же не только Галицкая Русь вошла в состав Польского королевства при Казимире Великом, но вскоре и все Литовское великое княжество вступило в унию с Польшей, тогда переход еврейства в Западную Русь облегчился еще более. В Литовской Руси древнейшими законодательными памятниками, определя­ющими положение здесь жидовства, являются льготные грамоты Витовта, данные Трокским, Брестским и Грод­ненским евреям, в 1388 и 1389 годах, и по содержанию своему близко подходящие к помянутым выше льготным грамотам чешским и польским. Грамоты Витовта, в свою очередь, подтверждались и слегка видоизменялись его преемниками; таким образом, они легли в основу юри­дического положения евреев в Западной Руси XV и XVI веков.


Положение сие, на основании названных грамот, представляется в следующем виде:
Первая и самая важная привилегия литовских евреев заключается в том, что они считаются непосредственны­ми подданными великого князя Литовского; следователь­но, они люди вольные, и вельможи, (несмотря на некото­рые попытки) не могли распространить на них крепост­ное право. По важнейшим, т. Е. По уголовным, делам они, наравне со шляхтой и всеми свободными людьми, подле­жат суду или самого великого князя, или местного вели­кокняжеского старосты. Этот староста или его замести­тель (подстароста) в грамотах даже прямо называется «жидовским судьей». По делам религиозным и по взаим­ным гражданским спорам евреям предоставлено право судиться самим между собой, и местом этого собственно­го суда служит у них по преимуществу синагога. Таким образом, они получают возможность жить отдельными, самостоятельными общинами.

Местная еврейская общи­на, имевшая свой молитвенный дом или синагогу, свое особое кладбище и свою школу, называется в грамотах «збор»  или «збор жидовский» (впоследствии «кагал»). Евреям предоставляется свобода их вероиспове­дания; за ними признается имущественная и личная не­прикосновенность, так что человек, причинивший еврею смерть или какое насилие, наказывался по общему земс­кому праву как за убийство или насилие шляхтичу. Тамо­женным приставам строго запрещается брать мыто с еврейских мертвых тел, провозимых на их кладбища. Запрещается также повторять известные в средние века обвинения евреев в том, что они иногда употребляют христианскую кровь при своих обрядах. Всякое подобное обвинение должно быть подтверждено шестью свидете­лями, из которых трое христиан и трое евреев, и если невинность еврея будет выяснена, то обвинитель должен сам подвергнуться тому наказанию, которому подлежал бы обвиненный.