Паны и шляхта

 В то время как поляки разделились между двумя пре­тендентами на престол, литовские или собственно запад­норусские паны и шляхта склонялись на сторону третье­го претендента, царя Московского, и охотно вступили в переговоры по сему поводу с московскими боярами.

Ивана Грозного, который устрашал их своей свирепос­тью, не было теперь в живых, а соединение с Восточной Русью представляло им многие выгоды. В Москве весьма опасались избрания шведского королевича, которое мог­ло повести за собой соединение Польско-Литовского го­сударства со Шведским и потому отправили на сейм большое посольство, во главе которого стояли боярин Степан Годунов, князь Федор Троекуров и дьяк Василий Щелкалов. Московское правительство обещало в случае избрания Феодора Ивановича не нарушать ни в чем шляхетских вольностей, жаловать панов землями в соб­ственном государстве, уплатить долг Батория наемному венгерскому войску (100 000 золотых) .

Со своей стороны, литовские паны объявили послам, что для вы­бора Феодора нужно преодолеть только три препятствия или, как они выражались, «пересечь три колоды», воз­двигаемые со стороны польских панов. Последние тре­бовали: 1) чтобы государь короновался в Кракове, в ка­толическом соборе; 2) чтобы в титуле своем писался прежде королем Польским и великим князем Литовским и 3) чтобы переменил свою веру на католическую. И на сей раз, как при Грозном, Московское правительство не хотело сорить деньги на подкупы; посольство его огра­ничилось одними переговорами и обещаниями. Тем не менее, когда перед избирательным сеймом в поле под Варшавой выставлено было три знамени, московское с шапкой наверху, австрийское со шляпой и шведское с сельдем, то значительная часть шляхты собралась вокруг московского знамени. Но едва начались переговоры по­слов с польскими панами и с литвинами-католиками, как тотчас оказалось, что пересечь три означенные колоды не было никакой возможности. В особенности о переме­не религии московские уполномоченные не хотели и слышать; а потому переговоры с ними кончились только продолжением перемирия.