От имени царя и великого князя

По челобитью жителей, Московское правительство от имени царя и великого князя Ивана Васильевича отменя­ло у них наместников и тиунов, вместо которых разреше­но приписанным к известному посаду жителям выбирать по нескольку лучших людей, которые назывались излюб­ленными головами или старостами и ведали все те дела, которыми прежде ведал наместник. Творили суд и расправу, собирали установленные пошлины и оброки и сами отвозили их в Москву. При мирских разрубах и разметах этих пошлин и оброков в севернорусских обла­стях обыкновенно единицей обложения у крестьян слу­жила обжа, а у посадских  двор, которые приравнива­лись друг к другу. При сем земские общины отнюдь не были избавлены от наместничьих и тиуновых кормов и поборов. Только эти кормы и поборы были переложены на деньги и доставлялись в Москву вместе с государевы­ми оброками.

В помощь излюбленным головам и старо­стам для исполнения полицейских обязанностей выбира­лись сотские, пятидесятские и десятские, а для суда и денежных сборов выбирались к ним так наз. Целовальни­ки; письмоводство вел при них земский дьяк, также выб­ранный общиной или миром. Все сии власти, собранные вместе, составляли земскую избу. Древнейшая известная нам в этом смысле уставная грамота дана в 1552 году посадским и крестьянам Важс- кого уезда; он был разделен на два стана по двум поса­дам, Шенкурью и Вельску, и потому составил две земские избы, в каждой по десяти излюбленных голов, выбран­ных миром из посадских людей и волостных крестьян. Тогда как губные старосты выбирались только из детей боярских.

 Из последую­щих таковых же уставных грамот заслуживает внимания грамота, данная в 1556 году жителям Двинской земли или нижней ее половины, средоточием которой был город Холмогоры. По этой грамоте хотя наместники и тиуны Двинские не отменялись, но от суда и сбора доходов они отстранялись, а дела эти поручались двум излюбленным жителями головам с пятью или шестью товарищами, так­же выбранными из лучших людей. Двинские излюблен­ные головы, или судьи, по-видимому, были в то же время и губными старостами; в помощь им для поимки татей и разбойников на посаде, в станах и волостях поручалось выбрать сотских, пятидесятских и десятских, таких, «ко­торые были бы добры и прямы и всем крестьянам любы». Все эти излюбленные власти выбирались, по-видимому, без сроку, так как жителям предоставлялось право пере­менять их и на их место выбирать других лучших людей.