Остяцкие князьки

Остяцкие князьки первые покинули поле боя и с своими толпами ушли домой. Царевич Магметкул, раненный, спасся в лодке на другую сторону Иртыша. Кучум с своими мурзами и уланами наблюдал за битвой с вершины горы и приказывал мул­лам читать молитвы, призывая на помощь Аллаха и Маго­мета. Увидев бегство всего войска, он и сам поспешил в свою столицу Сибирь; но не остался в ней, ибо уже некому было оборонять ее; а захватив с собой что можно из своего добра, бежал на юг в Ишимские степи. Узнав о бегстве Кучума, 26 октября 1582 года, в день св. Димит­рия Солунского, Ермак с казаками вошел в пустой город Сибирь здесь они нашли ценную добычу, которую раз­делили между собой, в том числе много золота, серебра, разных тканей и особенно мехов собольих, лисьих и куньих. Спустя несколько дней жители начали возвра­щаться: первым пришел остяцкий князек со своими людь­ми и принес Ермаку и его дружине дары и съестные припасы; затем мало-помалу возвращались и татары с женами и детьми.


Итак, после неимоверных трудов и почти баснослов­ных подвигов казаки водрузили русские знамена в столи­це Сибирского царства. Хотя огнестрельное оружие и давало им сильное преимущество перед туземными на- родцами, однако при оценке их подвига нужно иметь в виду, что на стороне врагов было огромное численное превосходство: по словам летописей русские воины име­ли против себя будто бы в 20 и даже в 30 раз большее количество неприятелей. Только необычайная крепость духа и тела помогли казакам одолеть столько врагов. А эти дальние походы по незнакомым рекам и странам при всех переменах сурового северного климата показывают, до какой степени Ермак и его товарищи были людьми бывалыми, закаленными в лишениях, привычными к та­кого рода трудам и к борьбе с северной природой.
Завоеванием Кучумовой столицы, однако, война дале­ко еще не кончилась. Сам Кучум нисколько не считал для себя потерянным свое царство, которое наполовину со­стояло из кочевых татарских улусов и бродячих инород­цев; соседние степи, куда казаки не могли за ним следо­вать, представляли ему надежное убежище; отсюда он мог делать внезапные нападения на казаков, и потому борьба с ним затянулась потом на довольно продолжи­тельное время. Особенно опасен был предприимчивый царевич Магметкул, скоро успевший оправиться от своих ран. Уже в ноябре или декабре того же года он подстерег небольшой отряд казаков, беспечно занимавшихся рыб­ной ловлей на ближнем Абалацком озере, и нечаянным нападением почти всех перебил.

Это была первая чув­ствительная потеря, которая очень огорчила Ермака и всю его дружину. Ермак начал изыскивать средства к отмщению. Наконец следующей весной от одного пре­данного себе татарина он узнал, что Магметкул располо­жился станом на реке Вагае (левый приток Иртыша меж­ду Тоболом и Ишимом), верст за сто от города Сибири. Посланный против него отряд казаков, в свою очередь, внезапно напал ночью на его стан и многих татар убил, а самого царевича захватил в плен живым. Потеря храбро­го царевича нанесла сильный удар Кучуму и на некото­рое время обезопасила казаков от его предприятий. Но число их уже сильно убавилось; военные запасы истощи­лись, тогда как предстояло еще много трудов и бйтв, чтобы докончить покорение Сибирской земли и упрочить там русское владычество. Поэтому была настоятельная нужда в русской помощи.