Ограничение казацкого войска

Во второй половине XVI века усиливающееся казаче­ство поприщем для своих военных предприятий, между прочим избрало Молдавию и Валахию; эти области, при своей зависимости от Турции, еще страдали от разных претендентов, которые перекупали у султана права на господарские престолы или оружием боролись со своими соперниками. Казацкие атаманы с своими дружинами являлись сюда в качестве союзников, приглашенных или нанятых какой-либо стороной. Иногда они действовали на собственный страх, пытаясь завоевать себе Молдавс­кое воеводство; так, например, помянутый князь Димит­рий Вишневецкий погиб в подобном предприятии. Некто Ивоня, воевода или господарь Молдавский, не желая покинуть престол, перекупленный его соперником Пет- рилой, в 1574 г. Затеял восстание против турок. Не добив­шись помощи от польского короля Генриха Анжуйского, он нанял тысячи полторы казаков с их атаманом или гетманом Свирговским. Казаки совершили в этом походе геройские подвиги, но были подавлены числом и почти все погибли, а Ивоня был убит. Спустя несколько лет, Подкова, которого называют братом Ивони, предпринял с запорожцами удачный поход на Петрилу; но, как изве­стно, потом он попал в руки поляков и казнен по приказу Стефана Батория.


Сему королю некоторые польские и западнорусские хроники приписывают устроение и ограничение казацко­го войска. Желая, с одной стороны, пользоваться этой силой для потребности государства, а с другой  поло­жить предел дальнейшему размножению беспокойной вольницы, Стефан Баторий попытался ограничить мало­российское казацкое войско известным числом или реес­тром, в несколько тысяч человек, и сделал его постоян­ным определенным отделом польско-русских вооружен­ных сил. Во главе сего войска с этого времени стоит уже не Черкасский староста, а особый гетман, утверждаемый королем; знаками его достоинства служили булава, войс­ковое знамя и войсковая печать. Его окружает «генераль­ная старшина», составленная из разных выбранных каза­ками начальников, каковы обозный, судья, писарь, асаул, полковник и пр. Реестровым казакам положено жалова­нье деньгами и сукнами.

Средоточием их назначен при­днепровский город Тряхтимиров с уездом; здесь пребы­вала их старшина, хранились их военные запасы и были потом устроены приюты для раненых и больных. Тот же король делает попытку ограничить число Запорожских казаков и подчинить их военной дисциплине, но безус­пешно. По крайней мере, известно, что, по жалобе турок после дела Подковы, король посылал в Запорожье своих комиссаров для розысков и распоряжений; но комиссары эти без всякого успеха воротились назад. Напрасно так­же король Баторий рассылал универсалы урядникам вое­водств Киевского, Брацлавского и Волынского с прика­зом не пускать казаков в пределы Турции. Днепр пред­ставлял для них почти открытую дорогу. Запорожцы вско­ре стали на своих легких чайках спускаться в Черное море и производить набеги на турецкие берега, грабить приморские города и села.