Обязанности епископов

Архиепископам и еписко­пам вменяется в обязанность в своих епархиях по всем городам, весям и монастырям самим испытывать икон­ных мастеров, выбирать из них «нарочитых живопис­цев», которые бы надзирали за другими иконниками, чтобы между ними не было худых и бесчинных. А доб­рых живописцев архиереи должны беречь и почитать выше прочих человек; вельможам и простым людям так­же их почитать. Святители также должны иметь попече­ние, каждый в своей области, чтобы «гораздые иконники и их ученики писали с древних образцов, а самомышле- нием и своими догадками Божества бы не описывали». В образец иконникам Сгоглав указывает не только старых греческих живописцев, но также и русских, а по преиму­ществу Андрея Рублева.


К XVI веку относится начало русских иконописных подлинников. Так назывались рукописные руководства, которые заключали в себе наставления живописцам, как следует изображать священные лица и события. В этих руководствах объясняется и самая техника искусства, т. Е. Как заготовлять доски для икон, левкасит (намазы­вать алебастром с клеем), растирать краски, наводить золото, олифить (покрывать масляным лаком) и пр. Такой подлинник назывался толковым в отличие от сборника рисунков с небольшим текстом, называвшегося подлин­ником лицевым.

Русский подлинник произошел по приме­ру византийского, который возник первоначально из менологиев, или святцев, и который составился окончатель­но, как полагают, в XV веке, преимущественно в связи с живописью Афонских монастырей; между прочим, он ставит в образец афонские иконы Мануила Панселина, знаменитого художника (изуграфа) из Солуня в XII веке. Подлинник располагал свои наставления, как изображать святых, по месяцеслову. Русский подлинник, кроме ви­зантийских святых, заключает в себе русских угодников, которых цикл, как известно, установлен по преимуще­ству в XVI веке около времени Стоглавого собора.

Лики русских угодников, конечно, не были их портретами, написанными при их жизни. Они писались по воспоми­нанию, по рассказам их учеников или людей, близких к ним по времени, а иногда даже по вещему сновидению, как это, например, видим из жития Александра Ошевенского (+ 1489 г.). Обыкновенно монастырь, заказывая кому-либо сочинить житие своего основателя, заказывал также иконописцу написать его образ или подобие, кото­рое и помещалось при его гробе. А с этих образов типы угодников заносились в подлинники.