Намерение Бориса выдать дочь за еретика

Жених был красивый, статный молодой человек; он очень понравился царевне Ксении. Борис осыпал на­реченного зятя дорогими подарками. Приступая к такому важному делу, как свадьба дочери, он, по обычаю, отпра­вился с семьей своей на богомолье в Троицкую лавру. Но в его отсутствие жених тяжко заболел; причиной тому были усердные московские угощения и неумеренность принца. Царь поручил его лечение своим медикам-ино- земцам, обещая им великие награды, и приказывал всем молиться о спасений принца.

Но все было напрасно. 29 октября 1602 года Иоанн скончался. Борис и особенно его дочь были неутешны. Погребение отправлено с вели­кой пышностью; набальзамированное тело принца похо­ронили под каменным сводом в лютеранской кирке в Немецкой Слободе. (Впоследствии при Михаиле Федоро­виче, по просьбе Христиана IV, тело было отпущено в Данию.) Нашлись враждебные Годунову люди, которые обвинили его и в смерти нареченного зятя: он будто бы велел отравить принца, ибо опасался, чтобы тот впослед­ствии, опираясь на народную привязанность, не стал оспаривать престол у царевича Федора Борисовича. Это, несомненно, нелепая клевета. Но поводом к ней могло послужить то обстоятельство, что в самой среде, близкой к царю, были недовольные его намерением выдать дочь за еретика, т. Е. За иноверца. Такое неудовольствие осо­бенно высказывал Семен Годунов, ведавший Аптекарс­ким приказом, а следовательно и придворными медика­ми, которым он будто бы по мере возможности препят­ствовал в успешном лечении принца.