На военных советах у короля

На военных советах у короля происходили оживлен­ные споры о том, куда направить поход. Большинство вельмож действительно предлагало идти в Ливонию, что­бы выгнать оттуда русских, а затем осадить Псков, кото­рый представлял войску будто бы легкую и богатую до­бычу. Но Баторий владел замечательным талантом поли­тика и полководца. Он указывал на страшное опустоше­ние Ливонии, на многочисленность в ней крепостей и на ее отдаленность: двинувшись в нее, пришлось бы оста­вить без прикрытия пределы Литвы.

Король предполагал идти на Полоцк: этот город для москвитян служит клю­чом равно и к Ливонии, и к Литве; он господствует над судоходным путем по Двине к Риге; следовательно взяти­ем его будут обеспечены важнейшие выгоды для после­дующих военных действий. И действительно, в августе месяце Баторий подошел к Полоцку и осадил его. Царь не ожидал сего движения; он думал, что главным театром войны будет все та же Ливония, а потому в Полоцке оказалось войска недостаточно для обороны обширного пространства, которое занимал Большой город и два зам­ка при нем, называемые Стрелецким и Острогом.

Здесь начальствовали князья Телятевский и Щербатов с воево­дой Волынским и дьяком Ржевским. Неприятели повели приступы сначала на самую слабую часть укреплений, т. Е. На Большой город. Гарнизон и жители сами сожгли город, удалились в замки и там продолжали мужественно обороняться. Наступившая ненастная погода затрудняла действия неприятелей и добывание съестных припасов. Но ни сам царь, ни посланные им на помощь Полоцку воеводы Борис Шейн и Федор Шереметев не воспользо­вались обстоятельствами и не предприняли никаких ре­шительных действий. Означенные воеводы, увидав, что дороги к Полоцку заняты королевскими отрядами, ушли в ближнюю крепость Сокол. Наконец Баторий сделал решительный приступ, во время которого венгры успели зажечь стены Стрелецкой крепости. Несмотря на то что дым и зарево пожара были видны из Сокола, малодуш­ные воеводы не пришли оттуда на помощь.

Два дня продолжался пожар и шли отчаянные приступы, на кото­рых особенно отличилась венгерская пехота. Наконец мужественное сопротивление осажденных было сломле­но: стрельцы сдали город с условием свободного выхода. Король предложил им вступить на его службу; но немно­гие на это согласились; большинство ратных людей ушло в отечество, хотя их ожидала там царская немилость. Владыка Киприан и некоторые воеводы не хотели сда­ваться и заперлись в Софийском соборе, откуда они были взяты силой. Надежда неприятеля найти в Полоцке богатую добычу не оправдалась. Между прочим, они за­хватили бывшее при Софийском соборе драгоценное со­брание греческих и славянских рукописей, которое по­этому безвозвратно погибло.