Московское правительство

Московское правительство точнее Годунов оче­видно, желало просто возвести в сан патриарха своего человека. Митрополита Иова, а никак не приезжего грека, не знавшего ни русского языка, ни русских внут­ренних отношений. Чтобы устранить последнего, оно по­ступило с обычной дипломатической ловкостью: Иере­мии предложили быть русским патриархом и жить в древнем стольном Владимире-Залесском. Иеремия не со­глашался на это условие и говорил, что патриарх должен жить при государе, т. Е. В Москве. Ему отвечали, что царь не хочет обидеть своего отца и богомольца митрополита Иова, удаляя его из Москвы.

После долгих переговоров, конечно сопровождавшихся щедрыми дарами и обещани­ями, Иеремия наконец отказался от своего намерения остаться в России и согласился поставить для нее патри­арха из русских архиереев. Созвали духовный собор, который совещался о чине поставления патриарха и из­брал трех кандидатов на сие достоинство, митрополита Иова, архиепископов новгородского Александра и рос­товского Варлаама, предоставляя окончательный выбор государю. Но этот выбор был известен заранее: государь указал на Иова. Торжественное посвящение его в патри­арха происходило 26 января 1589 года в Успенском собо­ре; оно совершено было Иеремией в сослужении с рус­скими архиереями.

Впрочем, чин поставления патриар­шего мало чем разнился от обычного у нас митрополичь­его. По окончании обряда царь говорил новому патриар­ху речь; сей последний отвечал ему также обычным сло­вом. После того происходил пир в государевом дворце. Во время обеда Иов встал из-за стола и, в сопровождении большой свиты и хора певчих, отправился на осляти вокруг «Стараго города» (Кремля), причем осенял крес­том и кропил святой водой городские стены; после того воротился во дворец и опять занял свое место за столом. На другой день была торжественная трапеза у патриарха Иова. Тут снова при подаче третьей яствы он вышел из- за стола, и, сев на осля, объехал вокруг города «Большого каменного» (или Белого города, только что построенно­го); причем часть пути его осля вел за повод сам Борис Федорович Годунов.