Михаил Копыстенский

Преемником Брыльского на Перемышльской кафедре был Михаил Копыстенский. О нем Львовское братство писало цареградс­кому патриарху: «епископ Холмский тоже и Пинский с женами живут, еще же и Перемышльский епископ со женою на епископство возведен». «Каковы святители,  пишет далее братство,  таковы и священники. Когда священников (многобрачных или развратно живущих) об­личали на соборе перед митрополитом, чтобы они отказа­лись от священства, те отвечали: пусть сперва святители откажутся от своего святительства и послушают закона, тогда и мы их послушаем».
Любопытное и вместе отрадное явление представляет это Львовское братство.


Опасности, грозившие православию со стороны про­тестантства, а главным образом со стороны иезуитов, пробудили его от дремоты и вызвали на энергичную борьбу, несмотря на расстроенное состояние церковной иерархии. Важнейшими орудиями для этой борьбы яви­лись братства и училища. Братства возникали и прежде в Западной Руси под именем «медовых»; они устраивались в городах под влиянием распространившегося Магдебург­ского права; но их задачи ограничивались преимуще­ственно материальной поддержкой некоторых церквей, больниц и богаделен. Теперь же они стали' или преобра­зовываться, или вновь возникать, с задачами преимуще­ственно духовными и просветительными, с целью приго­товлять достойных учителей и защитников православия, заводить училища, устраивать типографии, издавать кни­ги . Во главе таких братств явились: Львовское при церкви Успения и Вйленское при Святотроицком монас­тыре. Львовское братство существовало и прежде; но теперь оно было возобновлено и получило новый устав в 1586 г. От антиохийского патриарха Иоакима, который посетил Западную Русь, путешествуя в Москву за милос­тыней.

Теперь всякий вступающий в братство шляхтич или мещанин вносил в братскую кружку шесть грошей и затем давал известное количество грошей в год; братства обязывались помогать своим членам в нужде, провожать умерших братьев со свечами до могилы и т. П. Кроме того, братству предоставлена была власть не только на­блюдать за благочестием мирян и духовных, и в случае неисправления их доносить епископу, но и входить в пререкания с самим епископом, если он поступает не по правилам св. Апостолов и св. Отцов. Цареградский пат­риарх Иеремия дал Львовскому братству права ставропи­гии. Прямой зависимости от патриарха, а не местного епископа. Эти права и привилегии не замедлили повести к столкновениям Львовского братства с Гедеоном Балаба­ном. С благословления тех же патриархов, Львовское братство открыло свою школу и печатню, с славянским и греческим шрифтом.