Малое знание Поссевина религии Русских

Очевидно, Поссевин надеялся что-то достигнуть помощию своих богословских познаний и ловкости в диа­лектике. Наивная надежда и слишком малое знакомство как с религиозным русским строем, так и с личностью Ивана Васильевича! Царь уже имел случай и прежде показать свою начитанность, и свои полемические спо­собности в церковных вопросах. А именно в 1570 году в Москву приезжали для заключения перемирия послы ко­роля Сигизмунда Августа, Кротовский, Лещинский и Тальвош, в сопровождении многочисленной свиты, со­стоявшей из протестантского и католического священни­ков. В качестве первого священника состоял Иван Роки- та, родом чех, принадлежавший, собственно, к секте Чеш­ских братьев, которая, с одной стороны, примыкала к старому гусситству, с другой  к новому лютеранству. Рокита возымел намерение склонить к своему учению русского царя и добился его согласия на торжественное с ним прение о вере, в царских палатах, в присутствии королевских послов, русских бояр и духовенства. Царь сидел на троне, а Рокита  против него на скамье, покрытой ковром.

Иван Васильевич, благодаря частным беседам с ливонскими пленниками и их пасторами, до­вольно хорошо был знаком с лютеранским вероисповеда­нием; не обращая внимания на некоторые отличия от него секты Чешских братьев, он в сильных выражениях напал на последователей этого вероисповедания, назвал их отступниками от древней Церкви и Св. Писания, упо­добил их свиньям по причине невоздержанной жизни, отрицания постов, икон, святых и монашества, а молитвы их обозвал пустым бормотаньем. В своем высокопарном и пространном ответе Рокита пытался защищать протес­тантское учение и напал на католичество (о православии он умолчал), называл его монахов, одетых в капюшоны, волками в овечьей шкуре, а иконопочитание уподобил идолопоклонству.

На эту речь Иван Васильевич ничего не сказал, а велел доставить ему письменное ее изложение; потом, в свою очередь, написал или велел написать на нее подробное и горячее письменное опровержение, ко­торое и передал Роките перед отпуском послов. Беседы Ивана Васильевича с лютеранскими пасторами о вере иногда оканчивались для них не совсем приятным обра­зом. Так fco время своего ливонского похода в 1577 году царь, проезжая по улицам Кокенгаузена, встретил одного пастора и спросил его, чему он учит. Тот начал излагать учение Лютера, которого приравнял апостолу Павлу. Царь вспылил, ударил кнутом пастора по голове и отъехал от него со словами: «Пошел ты к чорту с твоим Лютером».