Крестьянское восстание



Выступив в поход в 1670 году, Разин разделил свое войско на две части. Половина во главе с Василием Усом была отправлена в болотистую низменность к югу от Царицына с заданием перейти незамеченной в Волгу. Другая половина во главе с самим Разиным двигалась по суше, приближаясь к городу с противоположной стороны.Оба отряда добрались до места практически одновременно. Гарнизон был отвлечен шумным приближением отряда Разина, и отряду Уса удалось подойти к самым стенам города, прежде чем их заметили и успели закрыть ворота. Однако никакой длительной осады не понадобилось, поскольку горожане сами открыли ворота и впустили казаков в город.

Большая часть стрельцов, составлявших гарнизон Царицына, присоединилась к восстанию Разина, в то время как воевода, его офицеры и оставшиеся верными присяге стрельцы отступили в крепость. После трехдневной осады воевода сдался, после чего, несмотря на то, что ему ранее обещали сохранить жизнь, он вместе со своими людьми был убит, а их тела мятежники бросили в Волгу.Василий Ус, который, судя по всему, руководил войсками во время взятия Царицына, установил в городе порядки, сходные с казачьими, и собрал еще один круг. Через неделю или позднее этот круг принял решение, оказавшее огромное влияние на весь ход восстания. С негодованием вспомнив жадность воеводы Прозоровского, проявленную им в прошлом году, круг проголосовал за то, чтобы отправить войска на юг и захватить Астрахань.

Бои за Астрахань продолжались не очень долго. Казаки столкнулись лишь с небольшим сопротивлением у города, население которого фактически поддержало восставших, а гарнизон находился на грани мятежа. Ночью казаки перелезли через стену и открыли одни из ворот. В результате перед рассветом город оказался в руках Разина. Здесь атаман и его сотоварищи проявили чрезвычайную жестокость, которая превзошла даже их бесчинства в Царицыне. Все, кто находился на царской службе - от воеводы до последнего писаря - были замучены и убиты. Источники сообщают о трупах на улицах и о группах разбойников и убийц, рыскающих по городу. Разин и здесь созвал круг, установив казачьи порядки, однако, когда он через несколько недель покинул город, всякое подобие порядка рухнуло, и город погрузился в пучину кровавой анархии. Хотя Разину и удалось нейтрализовать две потенциально опасные крепости в своем тылу, восстание потеряло бесценное время. Пока казаки в течение нескольких недель занимались умиротворением Южной Волги, царское правительство получило возможность отозвать войска из Польши и разослать послов с обещаниями льгот и денег и тем самым обеспечить лояльность кочевых народов, земли которых лежали на пути Разина.


Впрочем, весной 1670 года оставалось еще много времени до того момента, когда проявились последствия этой задержки, а Разин одерживал одну победу за другой. Когда его войско достигло Царицына, Разин отделил от него крупный отряд, во главе которого поставил своего брата Фрола. Задача Фрола состояла в том, чтобы идти с Дона в сторону Москвы, сея беспорядок и вынуждая царское правительство разделить свои силы. Получив известия о походе братьев Разиных на север, крепостные крестьяне повсюду стали поднимать восстания против своих помещиков - подобные действия Стенька Разин активно поддерживал, рассылая «прелестные письма». Поскольку казаки двигались вверх по реке на своих стругах, присоединившиеся к походу крепостные крестьяне, численность которых все время росла, следовали за ними по берегу, догоняя их, когда те останавливались, чтобы пополнить припасы.Укрепленные города Саратов и Самара были взяты без единого выстрела, после чего от главной армии Разина отделились еще несколько небольших отрядов. Один из них, отколовшийся от войска в районе Саратова, возглавляла бывшая монахиня, известная как атаманша Алена. Ее отряд угрожал Тамбову и Липецку.

В конце концов главные силы Разина были остановлены под Симбирском (в настоящее время - Ульяновск). Военные и гражданские власти Симбирска не были в целом настолько коррумпированы, как администрация южных городов. Воевода много сделал для того, чтобы обеспечить верность стрельцов и горожан, в то время как командир гарнизона постоянно поддерживал боеготовность вверенных ему войск. В городе также был небольшой отряд хорошо вооруженной конницы из состава главной русской армии князя Юрия Барятинского. Когда 5 сентября войско Разина подошло к городу, Барятинский попытался отбросить его к стругам, но был вынужден отступить перед сильно превосходившими его по численности восставшими. Поняв, что он ничего не может сделать, князь со своими войсками отступил к Москве.

Как это происходило и ранее в других городах, пригородные слободы почти сразу же перешли на сторону восставших. Гарнизон же отступил в полном порядке в деревянный Кремль, где до этого были сосредоточены большие запасы пороха и продовольствия. В первый же день разинцы пошли на штурм Кремля, но его защитники встретили их плотным и точным огнем стрельцов, после чего восставшие в беспорядке бежали. В следующие дни мятежники предприняли еще несколько столь же неудачных попыток штурма, после чего они перешли к осаде Кремля.

Не имея возможности двинуться дальше, Разин был вынужден в очередной раз разделить свои силы. Его армия жила исключительно за счет окрестных земель, и у него просто не хватало ресурсов, чтобы прокормить постоянно растущее войско дольше, чем в течение нескольких дней. Он разослал отряды крестьян (многие во главе с небольшими группами казаков) в окрестные сельские районы, поручив им добывать продовольствие и изматывать правительственные войска. С одной стороны это позволило восставшим составить лучшее представление о положении дел в регионе, но с другой - сократило их численность под Симбирском, затрудняя ответные действия на случай новой попытки деблокировать город. Прошли три недели, а никаких результатов достичь не удалось. Все попытки штурма защитники Кремля отразили слаженным огнем.