Крестный ход в монастыре

Крестный ход был встречен в монастыре звоном ко­локолов; из монастыря вынесли икону Смоленской Бого­родицы. За ней вышел Годунов; пал ниц перед иконой Владимирской Богородицы и со слезами говорил патри­арху, зачем он воздвигнул чудотворные иконы. Патриарх со своей стороны укорял его в противлении воле Божией. Иов, духовенство и бояре вошли в келию царицы и со слезами били ей челом, стоя на коленях; в то же время народ, толпившийся около монастыря, с плачем и рыда­нием падал на землю и также молил царицу дать своего брата на царство. Наконец, инокиня Александра, глубоко тронутая этими мольбами, объявляет свое согласие и приказывает брату исполнить желание народа. Тогда и Борис, как бы приневоленный ею, со вздохом и слезами произносит: «Буди, Господи, святая Твоя воля!» После того все отправились в церковь, и там патриарх благосло­вил Бориса на царство.


Трудно сказать, насколько во всех этих действиях было искренности с той и другой стороны и насколько тут участвовали лицемерие и заранее назначенные роли. С вероятностью, однако, можно предположить, что в общих чертах все делалось по тайному руковод­ству самого Бориса и его близких клевретов. Есть изве­стия, что приставы почти насильно сгоняли народ к Новодевичьему монастырю и принуждали его плакать и вопить; прибавляют, что клевреты, вошедшие с духо­венством в келью царицы, когда сия последняя подхо­дила к окну, из-за нее давали знак приставам, а те приказывали народу падать на колени; причем непокор­ных толкали в шею. Говорят также, что многие желав­шие изображать плачущих, слюной мазали себе глаза. Это со стороны народа.

А со стороны Бориса неоднок­ратные отказы объясняются сначала ожиданием избра­ния от великой земской думы, потом желанием придать своему согласию вид принуждения или подчинения на­стойчивой всенародной воле, а наконец и самым рус­ским обычаем, который требовал  чтобы всякая по­честь, даже простое угощение, принималась не вдруг, а только после усиленных просьб. Рассказывают, что Шуйские едва не испортили всего дела: после отказа 20 февраля они стали говорить, что далее упрашивать Годунова не подобает и что надобно приступить к из­бранию другого царя. Но патриарх отклонил их предло­жение и устроил крестный ход на следующий же день. Рассказывают также, что бояре хотели избрать Годуно­ва на условиях, ограничивающих его власть, и в этом смысле готовили грамоту, на которой он должен был присягнуть. Узнав о том, Годунов тем долее отказывал­ся, чтобы при всенародных мольбах всякие ограничива­ющие условия сделались неуместными.