Королева английская Елизавета

Королева английская Елизавета не без ревности сле­дила за дружескими сношениями Московского двора с Датским и Австрийским. Радея о торговых выгодах анг­личан в России, она отправляла Борису льстивые грамо­ты, оказывала особые почести его послам и даже пред­лагала найти его сыну невесту, а его дочери жениха из  Знатных фамилий, родственных английскому королевс­кому дому. По смерти герцога Иоанна Борис вспомнил об этом предложении и возобновил о нем переговоры; но случившаяся вскоре кончина Елизаветы (в 1603 г.) Прекратила их в самом начале. В то же время царь обращал свои искания жениха и невесты в отдаленное Закавказье, к единоверным владетелям Грузии. Мы ви­дели, что уже в царствование Федора Ивановича владе­тель кахетинский Александр предлагал свое подданство Москве.

При Борисе он возобновил свое предложение; царь отправил к нему послом думного дворянина Тати­щева, имевшего также поручение поискать в Грузии же­ниха и невесту. Кроме того, по просьбе Александра царь велел московским воеводам выступить из Астрахани и Терской крепости, занять Тарки и в них укрепиться. Сначала предприятие удалось; шамхал снова бежал, и русские начали строить крепость в Тарках. Но между тем Александр Кахетинский, угрожаемый Шахом Абба­сом, признал себя его вассалом и дозволил своему сыну Константину принять магометанскую веру. Шах Аббас хотя и находился в дружеских сношениях с Москвой и даже прислал Борису в подарок старинный персидский трон, украшенный золотом и дорогими камнями, однако старался отклонить Грузию от связей с Россией.

По его тайному приказу омусульманившийся царевич Констан­тин умертвил своего отца Александра и занял его пре­стол. Тогда Татищев покинул кахетинский двор, уехал в Карталинию и тут владетелю ее Юрию предложил вмес­те с подданством Борису отпустить в Москву прекрас­ную десятилетнюю дочь Елену и молодого родственника своего Хоздроя; первая предназначалась в невесты Фе­дору Борисовичу, а второй мог сделаться женихом Ксе­нии. Но прежде чем это предложение было приведено в исполнение, обстоятельства наши в Дагестане перемени­лись. Изгнанный шамхал Тарковский получил помощь от турок; с ним соединились многочисленные скопища ку­мыков, лезгин, авар и осадили Тарки, где русскими на­чальствовал престарелый воевода Бутурлин. Видя труд­ность удержаться в недостроенной крепости, он покинул ее, выговорив себе свободное отступление. Но на пути русские вероломно были окружены горцами и почти все пали в неравном бою; тут погибло их от шести до семи тысяч. События эти произошли в конце Борисова цар­ствования, и Татищев воротился в Москву уже после его кончины.