Казацкие смуты

После Батория, в царствование Сигизмунда III, беспо­койства и смуты казацкие заметно стали усиливаться, по мере того как в Юго-западной Руси увеличивался помя­нутый гнет от польских панов и ополячивающихся рус­ских вельмож, и поспольство все более и более впадало в бесправное состояние. Теперь уже не мелкие шайки выс­тупают на сцену действия, а поднимается едва не целое казачество против панского правительства Речи Поспо­литой. Первое такое восстание произведено было в 1592 году Косинским, который, по-видимому, сам заста­вил себя провозгласить казацким гетманом. К нему при­стало много беглой челяди; он пошел на Волынь, где его отряды принялись жечь и грабить города и местечки, как королевские, так и знатных панов; а мещан и мелких шляхтичей заставляли присягать себе.

Разосланы были королевские универсалы, призывающие шляхту воеводств Киевского, Волынского и Брацлавского на посполитое рушение против казаков; следовательно, так велика была уже опасность. Князь Константин Острожский стал во главе шляхетского ополчения и начал теснить казаков. Осажденный под Пяткой, Косинский принужден был по­ложить оружие. Казаки обязались сменить его, находить­ся в покорности королю, выдать бежавшим к ним слуг и крестьян, возвратить забранные у шляхты оружие, ко­ней, скот и прочее имущество (1593 г.).