Исторические хронографы

Кроме русских летописных сводов, потребности на­ших предков в историческом чтении удовлетворяли хро­нографы, из которых они знакомились с народами и событиями Всемирной истории. Первоначально хроно­графами у нас назывались византийские хроники Геор­гия Амартола (IX в.), Иоанна Малалы (VI в.) И Константи­на Манассии (XII в.), известные тогда в славянских пере­водах. Но потом под этим именем выступают собствен­ные русские своды, составленные из разных источников. Во-первых, в XV веке появился свод известий, выбран­ных из трех названных византийских хроник, под загла­вием «Эллинский и Римский летописец». А в начале XVI ве­ка составлен был самостоятельный или собственно Рус­ский хронограф; в основу его положены те же хроники, и затем он пользовался другими источниками, каковы: византийская хроника Зонары (XII в.), но заимствованная не прямо из греческого текста, а из сербского хроногра­фа, далее палея.

Сборник библейских сказаний с примесью разных легенд или апокрифов, исторические повести и жития святых, сербские или болгарские и, наконец, русские летописи. Этот труд безымянного рус­ского книжника начинается от сотворения мира и окан­чивается 1453 годом, т. Е. Завоеванием Царьграда турка­ми. Он составляет, таким образом, произведение трех литератур: византийской, югославянской и русской. А насколько он пришелся по вкусу древней русской публи­ке, о том свидетельствует большое количество дошедших до нас его списков, повторяющихся в разных редакциях. С разными сокращениями и дополнениями (всех спис­ков известно более 150).


Любопытством русских людей узнать что-либо о чу­жих странах и народах объясняется и замечательное рас­пространение в древней Руси так наз. «Хождения Трифо­на Коробейникова» (сохранилось более 200 списков). В 1582 г. Московские купцы Трифон Коробейников и Юрий Греков посланы были в Иерусалим, Египет и на Синайс­кую гору с милостыней на поминовение убитого цареви­ча Ивана Ивановича. Описание этого паломничества на­полнено чудесными или легендарными рассказами о свя­тых местах, что, конечно, привлекало русских читателей. Впрочем, есть поводы сомневаться в том, что автором этого «хождения» был именно Трифон Коробейников, а не другой русский паломник.