Григорий Строганов бьет челом Ивану Васильевичу

В 1558 году Григорий Строганов бьет челом Ивану Васильевичу о следующем: в отчине государя в Великой Перми по обеим сторонам Камы-реки от Лысвы до Чусо­вой лежат места пустые, леса черные, реки и озера ди­кие, острова и наволоки, не обитаемые и никому не отписанные. Челобитчик просит пожаловать Строгано­вым это пространство, обещая поставить там город, снаб­дить его пупками, пищалями, пушкарями и воротниками, чтобы оберегать государеву отчину от ногайских людей и от иных орд; просит дозволения в этих диких местах лес рубить, пашню пахать, дворы ставить, людей неписьмен­ных и нетяглых призывать, варницы заводить и соль варить.

Царь велел навести справки, и оказалось, что места сии действительно лежат впусте и доходу в казну никакого не приносят. Тогда грамотой от 4 апреля того же года царь пожаловал Строгановым земли по обеим сторонам Камы на протяжении 146 верст от устья Лысвы до Чусовой, с просимыми льготами и правами, и позволил заводить слободы, населяя их людьми нетяглыми, исклю­чая воров и разбойников; освободил их на 20 лет от платежа податей и от земских повинностей, а также от суда пермских наместников; так что право суда над сло­божанами принадлежало тому же Григорию Строганову, а сам он является подсудным только суду царскому не­посредственному. Эта царская грамота любопытна еще тем, что на ней подписались окольничие Федор Иванович Умного и Алексей Федорович Адашев.

Отсюда можем догадываться, что энергичная деятельность Строгановых на нашей северо-восточной украйне является не без свя­зи с деятельностью лучшего советника первой половины сего царствования. Григорий Строганов построил горо­док Канкор на правой стороне Камы, при впадении в нее речки Пастырки. Спустя шесть лет, он испросил позволе­ния построить другой городок, на 20 верст ниже первого на Каме же, на Орловском наволоке, наименованный Кергеданом (но впоследствии он назывался Орлом). Эти городки были обнесены крепкими стенами, вооружены огнестрельным нарядом и имели гарнизон, составленный из разных вольных людей: тут были русские (в том числе казаки), литовцы, немцы и татары. Когда учредилась оп­ричнина, Строгановы просили царя, чтобы их города были причислены в опричнину, и эта их просьба была исполнена.