Главные зачинщики народного мятежа

В последующие дни главные зачинщики народного мятежа и убийств мало-помалу опомнились и с тревогой стали ожидать, как взглянет на их поступки правитель­ство в Москве, куда посланы были вести о случившемся. Михаил Нагой, чувствуя себя более всего виноватым, вздумал было придать делу такой вид, будто убитые сами были нападающими и действовали с оружием в руках. По его распоряжению городовой приказчик Русин Раков по­ложил на их тела ножи, сабли и рогатины, предваритель­но вымазав их куриной кровью. Но в Москве взглянули на углицкие события очень строго. Царь Федор Иванович плакал, узнав о смерти брата и, по внушению Годунова, велел произвести тщательный розыск. В Углич отправле­ны были следователями князь Василий Иванович Шуйс­кий, окольничий Андрей Клешнин и дьяк Елизар Вылузгин с ними поехал еще митрополит крутицкий или сарский Геласий.

Следователи произвели допросы Нагим, дворцовым служителям, мамкам царевича, разным посад­ским людям и представили царю обширный доклад о своем розыске. Из него видим, что только Михаил Нагой остался при своем показании, будто царевича умертвили Битяговский, Волохов и Качалов. Все же остальные лица, большей частью не бывшие свидетелями дела, в один голос повторяют, что царевич играл со своими сверстни­ками в тычку и тешился ножом; тут пришла на него падучая болезнь, и он тем же ножом заколол сам себя. Все эти показания отзываются как бы одним затвержен­ным уроком; такое впечатление производит чтение сего следственного дела. Но что первоначально показывали спрошенные и как они пришли к такому единогласию, остается для нас темно и сомнительно. По всем призна­кам, следствие о смерти царевича было произведено спо­собом преднамеренным и отчет о нем составлен недобро­совестно.