Главная сила русского войска

Итак, главная сила русского войска в эту эпоху состо­яла в многочисленной дворянской коннице, которая снаб­жалась отчасти своими домашними конями, а отчасти татарскими, которых ногайцы ежегодно в большом коли­честве пригоняли на продажу в Москву. Рядом с конни­цей выступало и пешее ополчение; оно набиралось из посадских людей и крестьян и называлось посохою, так как эта ратная повинность раскладывалась на тяглое на­селение по количеству сох (а в некоторых местностях по количеству дворов); число ратников от сохи определялось каждый раз особо по мере надобности. Так, в Полоцком походе Ивана IV в 1563 году участвовало более 80 ООО по­сохи.

Иначе посошные ратники назывались людьми «да­точными». Выставляя известное количество ополченцев, как посадские люди, так крестьяне черные и монастырс­кие, производили между собой денежную разверстку или разрубку, чтобы снабдить этих ратников вооружением и содержать их на время похода; иногда корм на них отпус­кался натурой, причем посошные люди выставляли также известное количество подвод, а в случае нужды и лодок. Вооружение посохи было обыкновенно самое недоста­точное; немногие ратники снабжены были пищалями, саблями и копьями; большая часть ограничивалась топо­рами и рогатинами. На войне посоха не всегда участвова­ла в полевых сражениях. Она употреблялась преимуще­ственно для осады и обороны крепостей, а также для разных работ, каковы расчистка пути, копание рвов, по­стройка мостов, перевозка тяжестей, подвозка прови­анта и т. П. Впрочем, в числе посохи находились и конные ополченцы, выставляемые наиболее зажиточным населе­нием, например Новгородом и Псковом.


Военная несостоятельность подобного народного ополчения, рядом с появлением у наших западных сосе­дей постоянного войска, снабженного огнестрельным ору­жием, побудила Московское правительство завести у себя также настоящую пехоту, вооруженную ручницами. Ручными пищалями или ружьями. Первоначально такая пехота, по-видимому, появилась в Новгороде и Пскове, ибо при Василии Ивановиче и в малолетство Грозного упоминаются новгородские и псковские «пищальники»; потом в царствование Ивана IV такое войско стало называться«стрельцами» и было значительно умножено. В Москве находилось несколько тысяч стрельцов, поселен­ных в особой слободе за Москвой-рекой, насупротив Кремля. При особе царя всегда был отряд стрельцов, входивший в состав дворцовой стражи и следовавший за ним в его походах и поездках («стремянные стрельцы»).