Гибель Ермака

Ошибку Ивана IV, недостаточно оценившего трудное положение завоевателей в Сибири, спешило исправить следующее правительство Федора Ивановича, которое отправляет туда один отряд за другим. Еще не зная о гибели Ермака и уходе русской дружины из Сибири, московское правительство летом 1585 года послало ей на помощь воеводу Ивана Мансурова с сотней стрельцов и других ратных людей и  что особенно важно  с пуш­кой. На этом походе с ним соединился остаток первых завоевателей с атаманом Мещеряком. Найдя город Си­бирь уже занятым татарами, воевода проплыл мимо, спу­стился по Иртышу до его впадения в Обь, остановился здесь на зимовку и поставил городок. Местные народцы думали, что они уже избавились от русского подданства, и нисколько не желали подчиниться ему снова.


Приходилось вновь начинать дело покорения; но на сей раз оно пошло легче и быстрее с помощью опыта и по проложенным путям. Русские навели на него свою пушку; раздался выстрел, и дерево вместе с идолом было разбито в щепы. Остяки в страхе рассеялись и оставили русских в покое. Мало того, остяцкий князь Лугуй, который владел шестью городками по реке Оби, первый из местных владетелей отправился в Москву, где бил челом, чтобы государь принял его в число своих данников и не велел воевать его своим ратным людям, сидевшим на Усть-Иртыше.

С ним обошлись ласково и наложили на него дань в семь сороков лучших соболей. Вслед за Мансуровым прибыли в Сибирскую землю вое­воды Сукин и Мясной и начали с того, что на реке Туре, на месте старого городка Чингия, построили крепость Тюмень и в ней воздвигли христианский храм. А в следу­ющем 1587 году, после прибытия новых подкреплений, голова Данила Чулков отправился из Тюмени далее, спус­тился по Тоболу до его устья и здесь на высоком берегу Иртыша основал Тобольск, в котором построил две церк­ви; этот город вскоре сделался средоточием русских вла­дений в Сибири, благодаря своему выгодному положе­нию в узле сибирских рек. Главных путей сообще­ния. Таким образом, вместо далеких и трудных походов первых завоевателей, московское правительство и здесь употребило обычную свою систему: распространять и упрочивать свое владычество на окраинах постепенным построением крепостей.