Генеральный сейм

Когда послы воротились в отечество, происходили приготовления к генеральному сейму в Варшаве. Право­славные вельможи и шляхта, с князем Константином Константиновичем во главе, воспользовались этим сей­мом, чтобы подать королю протесты против Потея и Терлецкого, которые ездили в Рим, самовольно приняли там унию, а потому должны быть лишены своих кафедр. Православные сеймовые депутаты не ограничились по­дачей жалоб королю, а внесли свои протесты и в акто­вые книги Варшавского сейма. Подобные же протесты были внесены в актовые книги Вильны и по другим городам.

Сигизмунд III, не обращая на них внимания, по окончании Варшавского сейма издал универсал, кото­рым объявлял о совершившейся унии и разрешал митро­политу Михаилу Рагозе созвать собор в Бресте из духов­ных и мирян. Тем временем волнения, вызванные извес­тиями об унии, распространялись по Литовской Руси; православные братства вооружались против епискоиов- униатов и перестали признавать их своими владыками. Особенно восстало виленское Троицкое братство против своего владыки-митрополита. Дидаскал этого братства Стефан Зизаний, отлученный митрополитом от церкви и осужденный королем на изгнание, не признавал своего отлучения и подал жалобу на Михаила Рагозу в Виленс­кий трибунал, который послал ему позыв на суд, а Ви­ленские православные граждане прямо начали разные враждебные действия против митрополита.

Восточные патриархи также спешили отозваться на призыв о помо­щи со стороны западноруссов. Александрийский патри­арх Мелетий Пигас прислал на имя Константина Ост­рожского обширное послание с увещанием всех право­славных до конца пребыть твердыми в вере. Вместе с сим посланием он отправил своего протосинкела учено­го Кирилла Лукариса. От Цареградской патриархии при­был великий протосинкел Никифор, облеченный саном экзарха. Несмотря на королевское запрещение, оба эти мужа успели пробраться в Литовскую Русь и здесь они приняли непосредственное участие в знаменитом Брест­ском соборе.