Эскадра адмирала Спиридова

Примерно через шесть дней после того, как Эльфинсон прибыл в Портсмут, эскадра адмирала Спиридова и отряд кораблей контр-адмирала Грейга соединились в итальянском порту Ливорно. Плавание из Портсмута в целом прошло спокойно, однако теснота в кубриках и плохое питание привели к массовым заболеваниям моряков: болезни унесли жизни больше чем 300 человек. В связи со всем этим Спиридов решил сделать остановку в Ливорно и перегруппироваться прежде, чем приступить к проведению наступательных операций.

Спиридов приобрел два новых фрегата, а также несколько торговых судов, которые были переоборудованы в военный транспорт или суда снабжения. Он также нанял матросов - в том числе много греков, - чтобы заменить моряков, умерших от болезней за время плавания из Балтийского моря. Эти меры дали свои результаты, и флот в значительной степени восстановил свою боеспособность, - к середине февраля он был готов отплыть в Грецию. После длительного пребывания в Италии эскадра Спиридова наконец 27 февраля достигла берегов Греции. В заливе Итилон в Западной Морее был высажен десант силой в 1000 солдат под командованием графа Орлова. Примерно две недели спустя еще 600 солдат были высажены южнее с задачей овладеть портами Метони и Корон. Орлов занялся сплочением греческих повстанцев под своими знаменами и выступил в поход, имея под своим началом уже примерно 8000 человек. 20 апреля этот отряд взял штурмом город Наварино, получив удобную и безопасную базу для проведения операций в Греции. Орлов и его греческие союзники двинулись в глубь страны, однако особых успехов им достичь не удалось, и до прибытия в начале мая регулярных частей турецкой армии они не смогли взять ни один из стратегически важных городов и ни одну из крепостей. 9 мая Орлов и его греческие союзники были разбиты близ Триполи и отступили в свою укрепленную базу в Наварино.


Эскадра Эльфинстона проделала долгий путь из Англии меньше чем за месяц. Вечером 20 мая впередсмотрящие на «Святославе» увидели оконечность мыса Матапан - самую южную точку Морей. Через несколько минут мыс осветился сигнальными огнями -это были греческие повстанцы, постоянно следившие за горизонтом в ожидании русских подкреплений.На следующее утро на берег была отправлена одна из шлюпок со «Святослава», которая вернулась с предводителем местных повстанцев. Им, к удивлению русской команды, оказался православный священник, сообщивший подробности о находившихся в этом районе турецких войсках, о количестве повстанцев и об удобных якорных стоянках у побережья.

Эльфинстон высадил десант, приказав ему двигаться на север к городу Мистрас, где располагалась местная османская администрации. Когда появились русские войска, греческое население начало восстание и вынудило османский гарнизон оставить город. Отсюда русские войска могли теперь либо двинуться на север к Триполи, либо на северо-восток к порту Нафплион. Оба города были жизненно важны для турок с точки зрения проведения операций против Наварино, и оба были слабо защищены. Однако русские командиры не бьии уверены, кто должен взять на себя ответственность за подобное решение - Орлов или Эльфинстон, и, не получив конкретных указаний, решили остаться на месте.На этом сухопутная часть Архипелагской экспедиции была в целом завершена, хотя русский флот продолжал представлять серьезную угрозу для турок. Теперь здесь находились две сильные русские эскадры, готовые к активным действиям в Эгейском море.