Духовное звание

Рядом со этой светской школой они вскоре основали и духовную, или семинарию, назначавшуюся для тех воспитанников, кото­рые готовили себя в духовное звание. Но и здесь вначале они также с трудом добывали себе учеников: католики и протестанты имели собственные школы, а православные не отдавали своих детей, опасаясь их окатоличения. Од­нако благодаря стараниям епископа и тому, что иезуиты привлекали бедных мальчиков, обучая их бесплатно, шко­лы их стали наполняться; а потом, видя блестящие успехи учеников, особенно в латинском языке, родители разных исповеданий начали охотно посылать сюда своих детей.


В то же время иезуиты стали действовать и другим орудием против иноверцев: посредством публичных бо­гословских диспутов. Когда кальвинские учителя уклоня­лись от сих диспутов, хитрые иезуиты устраивали на площади перед костелом прения между католиками, с одной стороны, лютеранами, кальвинистами и социанами  с другой; причем роль трех последних играли лица, выбранные из среды самих иезуитов. Разумеется, победа в этих прениях всегда оставалась на стороне католиков. Кроме школы и диспутов они постепенно стали разви­вать и другие свои средства для борьбы с противниками. С согласия епископа они завладели костелом св. Яна, роскошно его обновили, украсили иконами и распятия­ми, завели отличный орган и певчий хор и начали отправ­лять богослужение с невиданными дотоле торжественно­стью и великолепием, чем привлекали к себе толпы бого­мольцев. В этом костеле раздавались красноречивые про­поведи, также привлекавшие многочисленных слушате­лей. Сам ректор Варшевецкий владел ораторским талан­том. Еще большим успехом пользовался здесь знамени­тый проповедник Петр Скарга, прежде каноник Львовс­кий, а теперь также ревностный член Иисусова ордена.

Этот же Скарга, с разрешения папы и короля, устроил в Вильне при Свентоянском костеле «братство тела Гос­подня»; в число братчиков вписали свои имена кардинал Гозий и епископ Протасевич, а также виленский войт, бургомистр и другие влиятельные лица, духовные и свет­ские. Члены братства делали обильные приношения в его кассу и своим участием в религиозных церемониях еще более увеличивали блеск и торжественность церковного обряда. Надобно отдать справедливость иезуитам: для успеха своей пропаганды они не щадили ни трудов, ни самой жизни. Когда в Литве в 1571 году свирепствовала страшная моровая язва, спасаясь от нее, из Вильны уеха­ли сам епископ с своим капитулом и почти все ксендзы. Одни только иезуиты остались на своих местах; гфодол- жали совершать церковные службы, посещали и ухажи­вали за больными в городе и его окрестностях, исповедо­вали и приобщали умирающих. Некоторые из них при сем сами заразились и умерли. Такими подвигами само­отвержения они возбудили в местном населении большое к себе расположение.