Донское и Волжское казачество

Дон сделался рассадником казачества по всему юго­восточному пространству; отсюда оно распространилось на Терек и на Волгу, а с Волги потом и на Яик. Считаясь большей частью номинально в подданстве Москвы, а в сущности не признавая над собой никакой государствен­ной власти, Донское и Волжское казачество нередко за­нималось разбоем и потому сделало небезопасным торго­вые пути, как сухопутные, так и в особенности судовые. Причем оно не разбирало татарские, персидские и бухар­ские караваны от русских и грабило даже московских послов, отправляемых в мусульманские страны.Своими речными походами оно напоминало древних новгородс­ких повольников.

Московское правительство при случае пользовалось казацкой силой в борьбе с кочевниками; подарками и наградами старалось привлечь атаманов на свою службу; а когда крымцы или ногаи приносили жа­лобы на грабежи и нападения казаков, отвечало, что они ему неподвластны и воюют на свой страх. Так казаки однажды взяли и пограбили ногайский городок Сарайчик на Яике, а в другой раз пограбили турецко-татарский город Азов. Когда же казацкие грабежи становились слишком дерзки, обращаясь отчасти на царские карава­ны, и вызывали горькие жалобы союзных Москве ногай­ских князей, то выведенное из терпения московское пра­вительство посылало воевод с значительными отрядами для того, чтобы ловить и вешать грабительские шайки.


Во вторую, бедственную половину царствования Ива­на IV, в семидесятых годах XVI столетия, особенно уси­лились казацкие грабежи на Волге, так что этот важный торговый путь сделался тогда крайне небезопасным. Обыкновенно казацкая шайка где-либо в укрытом приро­дой месте поджидала подходящие по Волге караваны и потом неожиданно нападало на них на своих легких ладь­ях. Такими удобными притонами наиболее славилась тог­да Самарская лука с ее береговыми утесами и пещерами, закрытыми дремучим бором. Поперек этой луки течет на север небольшая речка Уса, которая в южной части луки сближается с Волгой. Тут при устье речки с вершины волжских утесов казацкие сторожевые наблюдали при­ближение судовых караванов, шедших сверху.

Завидев караван, казаки или тотчас бросались на него, или пере­плывали по реке Усе на южную сторону луки и успевали переволакивать свои челны в Волгу, пока караван огибал луку. Из казачьих атаманов, занимавшихся такими граби­тельскими подвигами, особенно сделался известен Иван Кольцо. Государь Иван Васильевич, разгневанный дерз­кими грабежами царских караванов и послов, отправил на разбойников рать и велел казнить их смертью. Воево­ды действительно захватили многих казаков и перевеша­ли. Но часть их с некоторыми своими атаманами успела уйти вверх по Волге и по Каме; в числе этих атаманов были Ермак и Кольцо. Здесь, на Каме, они вошли в связи с Строгановыми, богатыми пермскими промышленника­ми и землевладельцами.