Чрезвычайное оживление Брестской унии

Меж тем в лагере православных Брестская уния про­извела чрезвычайное оживление и большое наряжение сил для обороны своей церкви. Из духовных особенную энергию обнаружил в этом деле епископ Гедеон Балабан, который не только охранял от унии свои епархии, но и в других, униатских, епархиях входил в сношения с право­славными, ставил им священников и удовлетворял раз­ным церковным потребностям в качестве патриаршего гжзарха, на что епископы-униаты тщетно приносили свои жалобы митрополиту и королю. А из мирян наибольшую энергию в это время показал знаменитый ревнитель пра­вославия князь Константин Острожский.

Между прочим, по его почину православные вошли в переговоры с про­тестантами о союзе против общего их врага латинян, сильных в особенности ревностным покровительством короля. Острожскому помогал в сем случае зять его, знатнейший из протестантских вельмож виленский вое­вода Христофор Радивил. Представители особых испове­даний. Православного и евангелического, в мае 1599 года съехались в Вильне в доме князя Острожского. Кроме сего князя и его сына Александра из русских вельмож здесь были, сохранявшие еще православие, кня­зья Сангушко, Корецкий, Горский, Вишневецкие и неко­торые другие. Члены съезда заключили политическую унию с целью оказывать взаимную поддержку и защиту с воим храмам и духовенству против папистов везде, где будет нужда, а также сообща действовать для того в сенате и на сеймах. Уния эта хотя и не принесла всех ожидаемых от нее плодов, по разногласиям вероисповед­ным, тем не менее она оказала свою пользу во многих случаях. В том же 1599 году скончался униатский митрополит Михаил Рагоза. Преемником ему король назначил Ипа­тия Потея. Самого энергичного из русских еписко­пов-отщепенцев. Возведя его на митрополию, Сигиз­мунд III оставил за Потеем и прежнюю его Владимир­скую епископию со всеми принадлежавшими ей имутце- ствами, что сосредоточивало в его руках большие мате­риальные средства, которыми он широко воспользовался для своего служения делу унии. Это дело пошло теперь значительно успешнее благодаря его энергии.

Так, от­правляя послушную грамоту слуцкому духовенству и при­зывая его к повиновению, он заключает ее угрозой: «по­мните, что я вам не Рагоза». Одним из первых деяний сего митрополита было изгнание из Вильны красноречи­вого проповедника и обличителя унии Стефана Зизания и отнятие Троицкого монастыря у Виленского братства. При этом монастыре он основал митрополичий коллеги­ум, или униатскую семинарию. Но попытка его, по смер­ти архимандрита Никифора Тура, завладеть Киево-Пе­черской лаврой потерпела такую же неудачу, как и по­пытка его предшественника благодаря заступничеству ки­евской православной шляхты. Одновременно с борьбой западнорусского правосла­вия против унии на поприще всякого рода действий и мер, церковных и гражданских, закипела и борьба между ними в области мысли и письменности. В области литературной. Укажем важнейшие явления в этой сфере.