Церковный суд

Точно так же характер внутреннего управления и церковного суда в каждой епархии вполне соответство­вал современному гражданскому строю. Так, на службе при архиерее мы видим множество светских людей, ка­ковы: бояре, дети боярские, дьяки, подьячие и целый сонм низших служебных служителей. Приветчиков, доводчиков и проч. В делопроизводстве здесь укрепилось то же приказно-дьяческое начало, как и в других отрас­лях государственного управления. Низшее духовенство. Священники и монахи, составляют по отношению к архиерею сословие тяглое, обложенное в его пользу раз­ными податями и поборами. Но меж тем как городские и сельские священники безропотно подчинялись архиерей­скому тяглу, сколько-нибудь значительные монастырские общины нередко стремились освободиться от епархиаль­ной власти и поставить себя под непосредственное по­кровительство самого царя. Наглядный пример такого с тремления мы видели в деятельности Иосифа Волоцкого. Архиереи по-прежнему творят в епархии свой суд и собирают свои доходы посредством десятильников, кото­рые прежде избирались из архиерейских бояр, а в XVI ве­ке назначаются из архиерейских боярских детей; своим боярам и детям боярским архиереи раздавали поместья и церковных земель; кроме того, они пользовались изве­стной частью от судебных пошлин.

В XVI веке при разви­тии Московской государственности, верховная власть обратила свое внимание на служилых архиерейских лю­дей и ограничила прежнюю самостоятельность архиерей­ского двора. Так, уже в Столглавом соборе были изданы постановления, вследствие которых назначение архиерей­ских бояр и дьяков стало происходить с царского утвер­ждения, и они, таким образом, входили уже в общий состав государственных чиновников. Стоглавый собор строго предписал архиерейским десятильникам ограни­чиваться своими полицейскими обязанностями и не вме­шиваться в дела собственно духовные, например в на­блюдение за церковным благочинием, для которого учреждены были особые поповские старосты. Но предпи­сания эти часто не исполнялись, и вообще низшее духо­венство, особенно белое, много страдало от притеснений и вымогательств со стороны десятильников и их слуг, этого мирского воинства, состоявшего на службе архи­ереев.


Белое духовенство, при недостатке грамотности, еще не могло получить характер отдельного, наследственного сословия, а набиралось по-прежнему из вольных людей, обученных грамоте. Прихожане обыкновенно сами выби­рали себе какого-либо мирянина в священники и за сво­ей порукой представляли его архиерею для наставления. Для сего кроме грамотности требовались известный воз­раст, именно не менее 30 лет (дьякону не менее 25 лет), и некоторые нравственные качества, т. Е. Чтобы избирае­мый не был пристрастен к пьянству, игре в зернь и не был судим за уголовные преступления . Приходская община обязывалась доставлять избранному ей священ­нику и церковному причту известное количество съест­ных припасов, пахотной земли и лугов. Но духовенство церквей кафедральных и вообще соборных не подлежало выбору мирян, а назначалось ’ непосредственно высшей духовной властью и получало на свое содержание, как ругу. Определенное жалованье и довольствие из каз­ны, так и земельные наделы или разные церковные дохо­ды и пошлины.