Царство опричнины

Этот процесс начался в 1564 году, когда Иван IV уехал из Москвы, объявив о своем намерении оставить престол, если ему не будет предоставлено право налагать опалу и казнить виновных без согласия Боярской думы, и взять в свой удел (опричнину) значительные земли для обеспечения царского обихода и безопасности. Оказавшись под угрозой полной анархии в условиях междуцарствия, князья и бояре (верхушка русского служилого дворянства) согласились на все условия, и Иван IV начал набирать в опричнину особо доверенных слуг, поручив им развязать кампанию против княжеских родов, которые мешали упрочению единой царской власти.

Уверенности в своих силах Ивану IV придало то обстоятельство, что он завоевал земли, ранее входившие в состав Казанского и Астраханского ханств. В результате предпринятых против них походов Русское царство завладело двумя огромными новыми регионами, которые теперь предстояло населить и обустроить. К югу и востоку от центральных областей страны находились пограничные земли. Они располагались вдоль реки Волги от Казани до Астрахани, а их преимущественно нерусским местным населением управляли назначенные из Москвы военные и гражданские чиновники. Обширный регион, находившийся к западу от пограничных земель, был известен как Дикое поле. Он представлял собой степи, простиравшиеся от бассейна реки Дон до Волги и на север до Оки. Эти территории населяли русские «вольные казаки» и беглые крепостные, и они во все большей степени попадали под контроль русских гарнизонов и застав, по мере того как Иван IV расширял переделы своего государства.

После создания опричнины формирования тех княжат, которым не удалось убедить Ивана IV в своей готовности к сотрудничеству, оказались в опале -их владения в Замосковье обменяли на гораздо более бедные земли в пограничных областях или в Диком поле. Таким образом, княжата оказались отрезаны от тех регионов, где традиционно пользовались поддержкой населения, и при этом также были вынуждены - если, конечно, хотели возвратить свое прежнее положение - заняться проведением в жизнь плана Ивана IV по укреплению границы.Опричнина утратила свое значение в начале 1570-х годов после того, как выполнила задачу по разгрому удельной аристократии, однако ее последствия и воздействие на государство проявлялись еще в течение многих десятилетий.Для княжат опричнина стала жестокой и чрезвычайно эффективной мерой, проводимой безжалостным царем, а для простого люда - не до конца понятным и ничем не спровоцированным периодом анархии, подрывавшим их уверенность в своих правителях. Кроме того, что было еще важнее, одним из ее последствий стало расстройство экономики и падение уровня жизни.

Пока у власти находились удельные князья и княжата, крестьяне Замосковных земель в основном были предоставлены сами себе. Арендная плата выплачивалась полуавтономными крестьянскими коммунами, а не отдельными дворами, и, таким образом, не имело значения, кто, собственно, обрабатывал землю. Сами же крестьяне обладали значительной свободой передвижения и «голосовали ногами», если налоги становились излишне обременительными, или же земля слишком бедной.С падением власти князей эта система рухнула. Крестьяне теперь оказались во власти поместных дворян, которым приходилось взимать с них гораздо больший оброк, чтобы получать со своих поместий более-менее приличный доход. Кроме того, серьезный отбор новых землевладельцев не производился, и они часто оказывались нечисты на руку или же понятия не имели, как управлять поместьем.Репрессии достигли своего пика в 1570 году, когда опричники взяли Новгород и перебили несколько тысяч его жителей. Однако вскоре основная часть опричного войска была распущена, поскольку задачу подчинения царской воле остатков удельной аристократии она выполнила.Несколькими десятилетиями раньше подобное резкое усиление давления на население в Замосковных землях привело бы к открытому восстанию. Государство оказалось дестабилизировано, но, по крайней мере, серьезность проблемы осознавалась. Однако в 1570-е годы у крестьян был другой выбор - бегство.