Царская грамота

Грамо­та от самого царя Федора Ивановича отправлена была к нему увещательная грамо­та: она указывала на его безвыходное положение, на то, что два его сына в плену, друзья его оставили, Сибирь покорена, что сам Кучум сделался бездомным казаком, что государю стоит только послать на него свою большую рать, чтобы его уничтожить; но что государь готов все забыть, если Кучум явится в Москву с повинной; тогда в награду ему даны будут города и волости, а если пожела­ет, то и прежний его юрт. Самая Сибирь. Пленный Абдул-Хаир, по внушению московского правительства, также писал отцу и склонял его покориться, приводя в пример себя и брата Магметкула, которым государь по­жаловал города и волости (в кормление). Ничто, однако не могло склонить упрямого старика к покорности.

В своих ответах он бьет челом Белому царю, чтобы тот отдал ему назад Иртышский берег, а воевод русских просит воротить ему один конский вьюк, захваченный ими вместе с шедшими к нему послами; в этом вьюке находилось зелье для его больных глаз. С самого прихода Ермака он борется с русскими и Сибири им не отдавал: сами взяли. Помириться он готов, но только «правдою». И к этому он еще прибавляет наивную угрозу: «с ногаями я в союзе, и если с двух сторон станем, то плохо будет московскому владению». Решили во что бы то ни стало покончить с упрямым, беспокойным стариком. В августе 1598 года воевода Во­ейков выступил из Тары в Барабинскую степь с отрядом в 400 человек казаков и служилых татар. Посланные вперед лазутчики добыли языков (вестей), по которым узнали, что Кучум с 500 своей орды ушел на верхнюю Обь, где у него посеян хлеб. Воейков шел день и ночь и 20 августа на заре внезапно напал на Кучумово станови­ще.

Татары защищались отчаянно, но должны были ус­тупить превосходству «огненного боя» и потерпели пол­ное поражение; одни из них пали в битве, другие погиб­ли в реке Оби во время бегства, третьи взяты в плен и перебиты вследствие большого ожесточения ратных лю­дей: пощажены только некоторые мурзы с женами и семейство Кучума; тут было захвачено восемь его жен, пять сыновей, несколько дочерей и снох с малыми деть­ми. Сам Кучум и на этот раз спасся от плена: с несколь­кими верными людьми он уплыл в лодке вниз по Оби. Воейков послал к нему одного татарского сеита с новы­ми увещаниями покориться и ехать к московскому госу­дарю. Сеит нашел его где-то в лесу на берегу Оби; при нем было три сына и человек тридцать татар. «Если я не поехал к московскому государю в лучшее время,  отве­чал Кучум,  то поеду ли теперь, когда я слеп и глух, и нищий».