Бунт на Черемисской земле

В 1568 году старший брат Григория Яков Строганов бьет челом царю об отдаче ему на таких же основаниях всего течения реки Чусовой и двадцативерстное расстоя­ние по Каме ниже устья Чусовой. Царь согласился на его просьбу; только льготный срок был теперь назначен деся­тилетний (следовательно, он кончался в одно время с предыдущим пожалованием). Яков Строганов поставил острожки по реке Чусовой и завел слободы, которые оживили этот безлюдный дотоле край. Вскоре начались и военные их действия для обороны края от соседних ино­родцев. Так, в 1572 году в земле Черемисской вспыхнул бунт; толпа черемис, соединясь с остяками и башкирами, вторглась в Прикамский край, разграбила на Каме суда и побила несколько десятков торговых людей.

Строгановы послали на черемис своих ратных людей, которые и ус­мирили бунтовщиков. Но черемис поднимал против Мос­квы сибирский хан Кучум; он же запрещал остякам, вогулам и югре платить ей дань. Посему в следующем 1573 году племянник Кучума Магметкул приходил с войс­ком на реку Чусовую и побил много остяков, московских даныциков; причем убил и царского посла (Чабукова), ехавшего в Киргиз-Кайсацкую орду. Однако он не по­смел напасть на Строгановские городки и ушел обратно на Каменный пояс (Уральский хребет). Извещая о том царя, Строгановы просили разрешения распространить свои поселения за Поясом, построить городки по реке Тоболу и его притокам и заводить там слободы с теми же льготами, которые им даны на Каме и Чусовой, а они, с своей стороны, обещали не только оборонять московских даныциков остяков и вогулов от царя Кучума, но воевать и подчинять государевой дани самих Сибирских татар. Грамотой от 30 мая 1574 года Иван Васильевич исполнил и эту просьбу Строгановых, на сей раз с двадцатилетним льготным сроком, причем дозволил разыскивать медную, свинцовую и горючую серу.


Но такое дело, как перенесение военных действий за Уральский хребет и покорение Сибирского царства, уже превышали собственные средства братьев Строгановых. Около десяти лет их намерения с этой стороны остава­лись одними намерениями, пока на сцену действия не явились помянутые выше казацкие вожди с своей дру­жиной.
Царство Сибирское является одним из многих оскол­ков обширной империи Чингиз-хана. Оно выделилось в особое ханство из среднеазиатских татарских владений довольно поздно, по-видимому не ранее XV века  в ту же эпоху, когда слагались особые царства Казанское и Астраханское, Хивинское и Бухарское, особые орды Но­гайские и Киргиз-Кайсацкие. Сибирская орда, по-види­мому, находилась в ближайшем родстве с Ногайской ор­дой. Она называлась прежде Тюменской, Ишимской и Шибанской. Последнее название указывает на то, что здесь господствовала та ветвь Чингизидов, которая про­исходила от Шейбани, одного из сыновей Джучи и следо­вательно Батыева брата, и которая властвовала в Средней Азии или Туркестане. Одна отрасль этих Шейбанидов основала особое царство в степях Ишимских и Иртышс­ких и распространила его пределы на север и восток до Уральского хребта и реки Оби.

При Иване III, как мы видели, шейбанский хан Ивак, подобно крымскому Менгли-Гирею, враждовал с золотоордынским ханом Ахма­том и даже был его убийцей; следовательно, является также союзником московского князя. Но Ивак, в свою очередь, был убит своим соперником в собственной зем­ле. Дело в том, что от Шибанской орды, еще прежде того, отделилась часть татар под предводительством одного знатного бека Тайбуги. В малом виде тут повторилось то же, что было в великой Волжской орде, от которой отде­лилась Ногайская, с потомством Эдигея во главе. Но так же, как в Ногайской орде, преемники Тайбуги называ­лись не царями или ханами, а только князьями. Беками; ибо и тут право на высший титул принадлежало только потомству Чингизову. Шейбанидам. Преемни­ки Тайбуги удалились со своей ордой далее на север на берега Иртыша, где средоточием ее сделался городок Сибирь, лежавший пониже впадения Тобола в Иртыш, и где она подчинила себе соседние земли остяков, вогулов и отчасти башкир. Ивак был убит одним из преемников Тайбуги. Между сими двумя родами шла жестокая враж­да, и каждый из них искал себе союзников между силь­ными соседями, именно: в Бухарском царстве, в Киргизс­кой и Ногайской ордах и, наконец, в Московском госу­дарстве