Брестский Собор

Во-первых, уже самый Брестский собор 1596 года сделался предметом повествований и толкований обеих сторон, следовательно написанных с разных точек зре­ния и различными красками. Если польское влияние издавна действовало в Запад­ной России благодаря в особенности ополяченности ди­настий Ягеллонов и непосредственному присоединению к Польше Червонной Руси с частью Подолии, то, понят­но, как должно было усилиться это влияние со времени Люблинской унии, когда полякам широко отворены были двери в сокращенное великое княжество Литовское, а вся почти Юго-западная Русь, подобно Галиции, теперь вошла в состав земель Польской короны. Поляки получи­ли право селиться в Западной Руси, занимать здесь земс­кие должности и уряды, приобретать имения, наследо­вать .

Ополячение началось, конечно, с высшего класса. С западнорусской и литовской аристократии, как сословия самого близкого к королевскому двору, ко-торому оно поневоле старалось угождать, так как от него исходили все пожалования имениями, староствами и выс­шими урядами. Между семьями польских и литовско- русских магнатов начались частые брачные союзы, нема­ло способствующие к их объединению, т. Е. К принятию русскими семьями польских обычаев, языка и религии. Деятельное латинское духовенство в особенности пользо­валось этими родственными связями для совращения знатных русских семей, иг как известно, с большим успе­хом благодаря в особенности поддержке все того же католического двора. А приняв католичество и польский язык, русская знатная семья скоро становилась польской по своим чувствам и воззрениям. Таким образом, к концу XVI века значительная часть западнорусской аристокра­тии уже подверглась ополячению или была близка к нему.