Боярские отпрыски

Об этом испомещении мы имеем любопытный указ Ивана IV, изданный в 1550 году по царскому приговору вместе с боярской думой. Тут дети боярские разделены на обычные три статьи. К этой тысячной дружине припи­сано некоторое количество бояр и окольничих, которые должны «быть готовыми к посылкам», и тем из них, кто не имел поместья в Московском уезде, велено раздать по двести четвертей земли, т. Е. Наравне с первой статьей боярских детей. Этих бояр и окольничих, вместе с оруж- ничим и казначеем, назначено 28 человек, а всей земли им роздано 5600 четвертей. Тут в числе бояр встречаются известные имена Д. Ф. Вельского, И. Ф. Мстиславского, А. Б. Горбатого, С. И. Микулинского, П. И. Шуйского, М. В. Глинского, В. И. Воротынского, И. В. Шереметева, Василия Михайловича и Данила Романовича Юрьевых, а в числе окольничих Ф. Г. Адашев. Детей боярских, при­бранных из разных областей, оказалось немного более тысячи, именно 1050 человек, а всей земли им роздано 182 600 четвертей.

Замечательно, что большинство этих детей боярских принадлежали к удельным княжеским фамилиям, преимущественно к младшим членам этих фа­милий или к их младшим линиям, каковы: князья Оболен­ские, с их подразделением на Репниных, Овчинов, Се­ребряных, Стригиных, Щепиных, Лопатиных. Долгору­ких; Ярославские, Куракины, Хворостинины, Пронские, Микулинские, Троекуровы; Ростовские, подразделенные на Катыревых, Приимковых, Буйносовых, Лобановых; Шемякины, Хилковы, Татевы, Ромодановские, Ногтевы, Звенигородские, Мезецкие, Мещерские, Пожарские, Ма­сальские, Сицкие, Шуйские, Прозоровские, Барятинские, Шаховские, Ушатые, Солнцевы, Засекины, Кропоткины, Щетинины, Дашковы и пр. Между ними встречается зна­менитый впоследствии А. М. Курбский с братом Иваном, из числа князей Ярославских. А между детьми боярскими нетитулованными тут упомянуты многие впоследствии весьма известные имена; таковы: Никита Романович Юрьев, назначенный из Коломны (оттуда показан здесь и родственник его Иван Михайлович Юрьев), Алексей Феодорович сын Адашев  из Костромы, Алексей Бас­манов  из Переяславля, Андрюшка Яковлев сын Щел- калов  Московский. Ясно, что звание боярского сына в те времена было первой служебной ступенью для знатных и незнатных молодых людей в служилом сосло­вии. Тот же приговор 1550 года прямо указывает на связь поместья со службой, говоря: «А который по гре­хам вымрет, а сын его к этой службе не пригодится, ино в того место прибрать иного». Вообще к этому периоду царствования Иоанна IV, .

К 50-м годам XVI столетия, относится упорядочение поместной системы, а вместе с ней и самой военной службы. Так, в 1556 году поставле­но было, чтобы вотчинник и помещик с каждых ста четвертей «доброй угожей земли» выводил в поле чело­века на коне в полном доспехе, а в дальний поход о «дву конь»; а кто выведет на службу лишних людей против своей земли, тому обещано государево награждение де­нежным жалованьем, кормлением или поместьем. За неявку на службу (за «нетье») помещикам угрожало лишение этих поместий