Большой наряд гремел непрестанно

С распущенными знаменами и трубными звуками угры и поляки вышли из своих траншей и окопов и устремились на приступ. Король наблюдал за ними с одного холма на берегу реки Великой. Распоряжавшийся приступом, гетман Замойский на помощь полякам двинул соседних с ними немцев. В запасе поставлена была польская конница, в числе предводителей которой нахо­дился и Юрий Мнишек; она должна была охранять штур­мующие отряды от нападений с правого крыла, а с левого их защищал высокий берег реки Великой.

Русские воеводы с своими частями уже были наготове. Они велели звонить в осадный колокол, который висел в Среднем городе на городской стене у церкви Василия Великого на Горке, и открыли пальбу из наряда по наступающим неприятелям. Несмотря на большие потери от сей паль­бы, последние, закрываясь щитами, дружно и храбро полезли в проломы, которые вскоре и заняли; равно овла­дели Покровской и Свинской башнями. Но тут и кончи­лись их успехи, ибо за разрушенной каменной стеной они встретили другой ров и другую вновь изготовленную деревянную стену, мужественно обороняемую осажден­ными, почему и не могли проникнуть в город. Однако они упорно продолжали приступы и лезли на стены, стреляя из занятых ими башен почти в упор осажден­ным. Были моменты, когда защитники падали духом и едва устояли. Но тут Иван Петрович Шуйский употребил чрезвычайные усилия; он на коне переезжал от одного опасного места к другому и действовал где угрозами, а где слезными мольбами, чтобы укрепить и одушевить сражающихся.

Пешие ратники стояли у подножия стены и отражали наступавших копьями, рогатинами и саблями, а со стены поражали их стрельцы из пищалей и ручниц, дети боярские из луков, другие метали на них камни. По звону осадного колокола псковские граждане, простив­шись с женами и детьми, с разных сторон бежали к проломленным стенам, чтобы подкрепить изнемогших в битве. Большой наряд гремел непрестанно; удачным выс­трелом одной из тех пушек, которые назывались барса­ми, удалось побить множество неприятелей, занимавших Свинскую башню; затем воеводы велели подкатить под эту башню значительное количество пороха и зажечь его. Остаток башни был взорван вместе с неприятелем, кото­рый трупами своими устлал ее место и завалил соседние рвы.